КТК 25 лет

Нефтяное ожерелье Прикаспия

Интервью с участниками конференции KIOGE-2022 - в октябрьском номере журнала «ТТН»

Параллельно с выставкой «Нефть и Газ» в Алма-Ате проходила конференция, где обсуждались самые острые вопросы развития нефтегазовой промышленности республики, а также цифровизация и экологические аспекты отрасли. Казахстан, как крупный производитель нефти и газа, ставит перед собой амбициозные задачи по росту добычи углеводородов свыше 100 млн т в год. Корреспонденты «ТТН» расспросили спикеров, на какие запасы нефти опирается Казахстан и как совместить растущую добычу и глобальные планы по сокращению углеродного следа

О том, на каких глубинах в Казахстане ищут нефть и где ожидать новых открытий углеводородов, «ТТН» рассказал президент Казахстанского общества нефтяников-геологов Балтабек Куандыков.


– Балтабек Муханович, компенсирует ли Казахстан растущую добычу нефти новыми запасами?

– В республике находятся 15 нефтегазоносных бассейнов, из которых нефть добывается в шести, остальные – малоизученные. В 2012–2014 годах казахстанскими геологами и научными работниками проводилась переоценка ресурсной базы страны на основе геологической информации советского периода и последующих 20 лет геологоразведки в независимом Казахстане. В результате почти в три раза увеличились ресурсы по углеводородам. И наибольший прирост оказался в Прикаспийской впадине, на которую сейчас приходится порядка 80% казахстанской добычи нефти. Если в середине 1960-х годов в республике добывалось всего 1,5 млн т нефти, то в ближайшее время планируется нарастить добычу до 105 млн т.

– Где вы видите наиболее перспективные зоны для поиска углеводородов?

– В стране открыто три уникальных месторождения: Кашаганское, Тенгизское и Карачаганакское, которые находятся в Прикаспийской впадине. Около 75% этого нефтегазоносного бассейна относится к Казахстану, остальные – к России, где разрабатываются Астраханское и Оренбургское месторождения. Все эти гиганты, как ожерелье, окаймляют Прикаспийскую впадину. Поэтому прироста запасов стоит ожидать именно в Прикаспии. Но за 120 лет истории нефтяной отрасли страны глубины до пяти километров уже изучены достаточно хорошо, и понятно, что больших открытий не будет, надо искать ниже. Поэтому сейчас в республике запущен проект «Евразия», который предусматривает бурение опорно-параметрической скважины глубиной до 15 км.

– Кто его финансирует?

– С марта 2021-го реализуется первая фаза проекта «Евразия». За счет бюджета Казахстана консорциум, в который входят казахстанские предприятия, РГУ нефти и газа (НИУ) имени И.М. Губкина и французская компания Beicip-Franlab, анализировал собранную с 1970-х годов геологическую информацию о Прикаспийской впадине. О ходе работ мы несколько раз докладывали президенту Казахстана. Этот этап заканчивается в конце года, когда мы должны подвести итоги работы и обозначить наиболее перспективные участки на нефть и газ для дальнейшего изучения. На второй фазе проекта «Евразия» будет проводиться большой объем полевых сейсмических работ по самой современной технологии, в результате чего будет определено местоположение и проектная глубина сверхглубокой скважины. На третьей предполагается бурение.

– Вы планируете подключать инвесторов?

– Второй и третий этапы «Евразии» очень дорогостоящие. Геологоразведка оценивается примерно в 100 млн долл., бурение сверхглубокой скважины – в 300–350 млн долл. Поэтому мы планируем привлечь инвесторов - национальных и иностранных. Уже проводились встречи с ЛУКОЙЛом, китайскими и западными нефтяными компаниями.

– Вы рассчитываете найти нефть на такой большой глубине?

– Нефть не обязательно будет залегать на глубине 15 км, но такая скважина позволит лучше понять геологию региона, определить перспективные структуры и зоны, в которых можно ожидать открытия крупных месторождений на глубинах от 6 до 10 км. Во всем мире нефть уже добывается с больших глубин. Например, в Китае, в 25 км от границы с Казахстаном, лет пять назад начали добычу с глубины 8–9 км. Такие же месторождения есть в Мексиканском заливе, где американцы добывают нефть с глубин 8 км, а также в Бразилии. Сливки сверху уже сняты, и теперь надо идти вниз. Для этого понадобятся новые технологии, буровые станки более высокого класса и особое сейсмическое оборудование для геологоразведки. Но это будущее не только Казахстана, но и России.


Казахстан взял обязательства снизить углеродный след. К 2030 году доля возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в стране должна возрасти до 15% от общего производства электроэнергии, а к 2050-му – до 50%. За счет чего будет достигнут стремительный рост, «ТТН» выяснил у участников процесса.


Рустем Кабжанов, генеральный директор Казахстанской ассоциации региональных экологических инициатив Ecojer:

"Думаю, в добыче углеводородов и сокращении их потребления должен быть соблюден баланс. Энергоресурсы, в том числе уголь, будут использоваться еще многие десятилетия, но не только как топливо, а и в иных целях. Например, из нефти и газа можно производить лекарства, биоразлагаемые полимеры. Главный посыл углеродной нейтральности – помочь планете справиться с изменениями климата, получив при этом выгоды от углеводородного сырья. Важные задачи стоят перед промышленным сектором, научным сообществом. Уже сейчас казахстанские компании стремятся применять наилучшие доступные технологии в добыче, переработке, снижать влияние на окружающую среду. Большая работа проведена по утилизации попутного нефтяного газа, который раньше сжигался на факелах. В течение пяти лет выбросы от сжигания снизились до десятых долей процента. Опережающими темпами в республике идет развитие возобновляемых источников энергии – солнечной и ветряной".



Айнур Соспанова, председатель правления ассоциации возобновляемых источников энергии Qazaq Green:

"В 2009 году в Казахстане принят закон «О поддержке использования возобновляемых источников энергии». Энергодефицита на тот момент в стране не было, но важно начать процесс диверсификации электроэнергетики, чтобы снижать углеродный след. Примерно 30% выбросов СО2 приходится на предприятия энергетики. Существенный толчок развитию казахстанских ВИЭ был дан в 2013 году, когда правительство установило фиксированные тарифы на энергию, вырабатываемую ветровыми, солнечными, гидроэлектростанциями, биогазовыми установками. С этого времени в стране единый закупщик энергии ВИЭ – дочернее предприятие Министерства энергетики Казахстана – заключает с инвесторами двадцатилетний контракт, в котором установлено, что тарифы будут меняться с учетом инфляции и обменного курса национальной валюты к доллару. За счет таких мер снизились инвестиционные риски. С 2018 года отбор проектов проводится на аукционах ВИЭ на электронной торговой площадке. Победителем становится тот участник торгов, который предлагает наиболее конкурентный тариф.

Последние два года начал расти дефицит энергии, так как увеличилось промышленное производство, и в страну зашли крупные потребители энергии – цифровые майнеры. При этом увеличение выработки электроэнергии происходит только за счет ввода ВИЭ. С 2015 года были реализованы проекты общей мощностью 2,2 ГВт, до конца этого года объем выработки на казахстанских ВИЭ достигнет 4,5 млрд кВт/ч (что составляет более 4% от общего потребления электроэнергии в стране). Это значительный прогресс для Казахстана, где выработка электроэнергии на 70% обеспечивается за счет дешевого угля, с которым крайне тяжело конкурировать другим источникам энергии.

Сейчас много солнечных станций запущено на юге страны, несколько в Акмолинской области. Часть из них построила российская компания «Хевел», которая является портфельным инвестором многих проектов ВИЭ в республике. Солнечные электростанции возводятся в течение шести-восьми месяцев, ветровые – до 5 лет. Поэтому они только начинают вводиться в эксплуатацию. К 2030 году Казахстан взял на себя обязательства нарастить долю ВИЭ до 15%, что требует больших инвестиций.

Проблема ВИЭ в том, что выработка электроэнергии на них нестабильна из-за погодных факторов. Поэтому необходимы маневренные источники энергии, которые могут работать в гибком графике – гидро- и газовые электростанции. Их в Казахстане немного. Министерство энергетики проводит отдельные торги для таких инвесторов. Летом этого года было разыграно два аукциона общей мощностью 1,2 ГВт на две газовые станции, которые должны быть построены в течение трех-четырех лет в Туркестанской и Кызылординской областях. При этом правительство гарантирует инвесторам, что они будут получать газ по фиксированной цене: государство обеспечит выкуп всей маневренной мощности от таких станций. Если объекты будут вводиться в срок, то станет возможной интеграция с возобновляемой энергетикой".


Еще по теме:

KIOGE-2022 – высокогорье технологий КТК в регионах
KIOGE-2022 – высокогорье технологий
В октябрьском номере журнала "ТТН" - репортаж с XVIII международной нефтегазовой выставки в Казахстане
Узнать больше
ПМЭФ-2022: о встрече руководителей КТК и АО НК «КазМунайГаз» В фокусе
ПМЭФ-2022: о встрече руководителей КТК и АО НК «КазМунайГаз»
16 июня 2022 года на полях XXV Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ-2022) состоялась рабочая встреча генерального директора КТК Николая Горбаня и председателя Правления АО НК «КазМунайГаз» Магзума Мирзагалиева
Узнать больше

Наш сайт использует файлы cookie. продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь на использование нами ваших файлов cookie.